07 августа 2018 года, 17:32  |  Аналитика

В первом полугодии 2018 г. в порядке уголовного производства на апелляционное рассмотрение в судебную коллегию по уголовным делам поступило 717 уголовных дел и материалов, что на 10,1 % больше, чем в первом полугодии 2017 г. (651).

В структуре поступивших в первом полугодии 2018 г. дел по характеру обжалованных и опротестованных судебных актов удельный вес апелляционных жалоб составил 95,7 % или 686 (в первом полугодии 2017 г. - 95,4 % или 621), апелляционных представлений – 4,2 % или 30 (в первом полугодии 2017 г. – 4,6 % или 30). Таким образом, число обращений прокуратуры в апелляционную инстанцию в числовом выражении не изменилось.

В первом полугодии 2018 г. из суда кассационной инстанции на новое апелляционное рассмотрение поступило 1 дело, в первом полугодии 2017 г. из кассационной инстанции на новое апелляционное рассмотрение дела не поступали.

Возвращено в суды районного звена без рассмотрения ввиду некачественного оформления и в связи с отзывом жалоб или представлений 10 апелляционных дел или 1,4 % от общего числа поступивших на апелляционное рассмотрение (в первом полугодии 2017 г. – 23 или 3,5 %).

Всего за отчетный период окончено производством 681 апелляционное дело, что на 5,6 % больше, чем в первом полугодии 2017 г., когда было окончено 645 дел.

По результатам апелляционного рассмотрения уголовных дел и материалов судебной коллегией было вынесено 5 частных определений (постановлений). В первом полугодии 2017 года вынесено 2 частных определения (постановления).

В первом полугодии 2018 г. дел и материалов, рассмотренных в апелляционном порядке с нарушением установленных процессуальных сроков, не имелось. В первом полугодии 2017 г. таких дел также не было.

В первом полугодии 2018 г. всего рассмотрено жалоб и представлений (по числу лиц) – 724, в первом полугодии 2017 г. – 692.

Доля рассмотренных жалоб и представлений (по числу лиц) на обвинительные приговоры составила 245 или 33,8 % от общего числа рассмотренных, на оправдательные – 1, из них на 89 приговоров, рассмотренных судом первой инстанции в особом порядке; на определения и постановления о прекращении дела – 1, о применении принудительных мер к невменяемым – 0, о возвращении дела прокурору – 12. Для сравнения, аналогичные показатели в первом полугодии 2017 г. составили соответственно: на обвинительные приговоры – 229 или 33,1 % от общего числа рассмотренных, на оправдательные – 1, из них на 88 приговоров, рассмотренных судом первой инстанции в особом порядке; на определения и постановления о прекращении дела – 1, о применении принудительных мер к невменяемым – 3, о возвращении дела прокурору – 15.

По итогам первого полугодия 2018 г. число дел, рассмотренных апелляционной инстанцией по другим жалобам и представлениям, по сравнению с первым полугодием 2017 г. увеличилось и составило 378 (по числу лиц) или 52,2 % от общего числа оконченных (в первом полугодии 2017 г. – 360 или 52 %).

Доля рассмотренных в первом полугодии 2018 г. в апелляционном порядке жалоб и представлений на определения (постановления) судов первой инстанции по ходатайствам об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и продлении срока содержания под стражей относительно первого полугодия 2017 г. незначительно изменилась и составила 12 % или 87 (в первом полугодии 2017 г. – 12 % или 83).

Структура поступивших на апелляционное рассмотрение уголовных дел с приговорами, решениями о прекращении дела и о применении принудительных мер к невменяемым в первом полугодии 2018 г. (по числу лиц) несколько отличается от первого полугодия 2017 г. и представлена следующими категориями преступлений (всего – 247, в первом полугодии 2017 г. – 234):

– убийство – 2 или 0,8 % (в первом полугодии 2017 г. – 15 или 6,4 %),

– умышленное причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью – 18 или 7,3 % (в первом полугодии 2017 г. – 34 или 14,53 %),

– изнасилование и иные посягательства против половой неприкосновенности и половой свободы личности – 15 или 6 % (в первом полугодии 2017 г. – 9 или 3,8 %),

– кража – 24 или 9,7 % (в первом полугодии 2017 г. – 48 или 20,5 %),

– грабеж – 14 или 5,7 % (в первом полугодии 2017 г. – 6 или 2,6 %),

– разбой – 8 или 3,2 % (в первом полугодии 2017 г. – 6 или 2,6 %),

– мошенничество – 10 или 4 % (в первом полугодии 2017 г. – 7 или 3%),

– неправомерное завладение транспортным средством без цели хищения – 10 или 4 % (в первом полугодии 2017 г. – 4 или 1,7 %),

– нарушение правил безопасности движения и эксплуатации транспорта – 25 или 10,1 % (в первом полугодии 2017 г. – 16 или 6,8 %),

– незаконные действия с наркотическими средствами и психотропными веществами – 73 или 29,6 % (в первом полугодии 2017 г. – 43 или 18,4 %),

– преступления против интересов службы в органах власти и местного самоуправления, а также против лиц, осуществляющих правосудие и предварительное расследование, других представителей власти – 10 или 4 % (в первом полугодии 2017 г. – 8 или 3,4 %).

Обвинительных приговоров, рассмотренных по первой инстанции судами районного звена, отменено в отношении 5 лиц или 2 % от общего числа обжалованных обвинительных приговоров (245). В первом полугодии 2017 г. отменено в отношении 4 лиц или 1,7 % от обжалованных обвинительных приговоров, вынесенных районными судами (229).

Структура судебных решений, принятых апелляционной инстанцией, по сравнению с первым полугодием 2017 г. претерпела небольшие изменения: 3 обвинительных приговора, постановленных судами районного звена, отменены с направлением дела на новое судебное разбирательство, 1 обвинительный приговор отменен с возвращением дела прокурору, 1 – с вынесением нового обвинительного приговора.

В первом полугодии 2017 г. 3 обвинительных приговора, постановленных судами районного звена, отменены с направлением дела на новое судебное разбирательство, 1 обвинительный приговор отменен с прекращением дела (в связи со смертью осужденного).

В первом полугодии 2018 г. постановление о прекращении уголовных дел не отменялось.

В истекшем полугодии в апелляционном порядке рассмотрен 1 оправдательный приговор в отношении 1 лица (оставлен без изменения), за аналогичный период прошлого года в апелляционном порядке также рассмотрен 1 оправдательный приговор в отношении 1 лица, который был оставлен без изменения.

Качество отправления правосудия к числу обжалованных в апелляционном порядке приговоров в первом полугодии 2018 г. по сравнению с первым полугодием 2017 г. улучшилось и составило 97,2 % (в первом полугодии 2017 г. – 94,8 %).

Стабильность судебных решений районных судов к числу оконченных дел в первом полугодии 2018 г. составила 99,6 % (в первом полугодии 2017 г. – 99,3 %).

Основными причинами отмены неправосудных приговоров в апелляционном порядке, как и ранее, являются:

- несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела – в отношении 1 лица (20 %) (в первом полугодии 2017 г. - в отношении 1 лица или 25 %);

- существенные нарушения уголовно-процессуального закона – в отношении 4 лиц (80 %) (в первом полугодии 2017 г. - в отношении 3 лиц или 75 %);

- несправедливость приговора – по данному основанию приговоры не отменялись (в первом полугодии 2017 г. – также не отменялись),

- неправильное применение уголовного закона – по данному основанию приговоры не отменялись (в первом полугодии 2017 г. – также не отменялись).

Кроме того, в первом полугодии 2018 г. было отменено постановлений о возвращении уголовного дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ в отношении 4 лиц (в первом полугодии 2017 г. – в отношении 7 лиц).

При рассмотрении дела в судебном заседании судом должны быть приняты все предусмотренные законом меры для полного, всестороннего, непосредственного, тщательного исследования доказательств, должно быть проверено качество предварительного расследования и соблюдение требований УПК РФ при его производстве.

Однако эти требования закона не всегда выполняются судами надлежащим образом, что, как правило, влечет за собой отмену приговоров в апелляционном порядке.

Данную ситуацию можно проиллюстрировать следующими примерами.

Ввиду нарушения норм уголовно-процессуального закона был отменен приговор Городищенского районного суда в отношении Капитонова Е.Г., осуждённого по п. «з» ч. 2 ст. 111 УК РФ.

В соответствии с ч. 1 ст. 237 УПК РФ суд возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий рассмотрения его судом, в частности, в случае, если обвинительное заключение составлено с нарушением требований Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основании данного обвинительного заключения.

Согласно требованиям ст. 73 УПК РФ при производстве по уголовному делу подлежит доказыванию не только событие преступления, виновность лица в совершении преступления, форма вины, но и мотив преступления, как неотъемлемая составная часть его субъективной стороны.

По данному делу данные требования закона органом предварительного следствия и судом были нарушены.

В описательной части обвинительного заключения в отношении Капитонова Е.Г. органом предварительного следствия в нарушение требований ст. 220 УПК РФ не был указан мотив преступления, в совершении которого обвинялся Капитонов Е.Г., что, по мнению суда апелляционной инстанции, нарушает право обвиняемого на защиту.

При таких обстоятельствах судебная коллегия посчитала приговор в отношении Капитонова Е.Г. незаконным и отменила с возвращением уголовного дела в соответствии со ст. 237 УПК РФ прокурору Городищенского района Пензенской области для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Ввиду несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела был отменен с постановлением по делу нового обвинительного приговора приговор Ленинского районного суда в отношении Пушанина А.А., осуждённого по п. «в» ч. 3 ст. 226 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 3 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Судебная коллегия посчитала, что изложенные в приговоре противоречия могут быть устранены судом апелляционной инстанции, и в соответствии с требованиями ст. 389.23 УПК РФ постановила по делу новый обвинительный приговор.

Новым судебным решением Пушанин А.А. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного п. «в» ч. 3 ст. 226 УК РФ, с назначением наказания с применением ст. 64 УК РФ в виде 2 лет 9 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Изменено в первом полугодии 2018 г. в апелляционном порядке обвинительных приговоров, рассмотренных по первой инстанции судами районного звена, в отношении 3 лиц, что составляет 1,2 % к числу обжалованных (245), с изменением квалификации со смягчением наказания – 0, без изменения квалификации со смягчением наказания – в отношении 3 лиц или 100 %, (в первом полугодии 2017 г. изменено – 9 или 3,9 %, с изменением квалификации со смягчением наказания – 2 или 22,2 %, без изменения квалификации со смягчением наказания – в отношении 7 лиц или 77,8 %).

Основанием изменения приговоров явились:

- несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела – по данному основанию приговоры не изменялись (в первом полугодии 2017 г. – в отношении 3 лиц или 33,3 %);

- существенные нарушения уголовно-процессуального закона – в отношении 1 лица или 33,3 % (в первом полугодии 2017 г. – по данному основанию приговоры не изменялись);

- неправильное применение уголовного закона – в отношении 2 лиц (66,7 %) (в первом полугодии 2017 г. – в отношении 6 лиц или 66,7 %);

- несправедливость приговора – по данному основанию приговоры не изменялись (в первом полугодии 2017 г. также не изменялись).

Проиллюстрировать практику изменений приговоров можно следующими примерами.

Ввиду нарушения норм уголовно-процессуального закона был изменён приговор Сосновоборского районного суда в отношении Фаухотдинова С.В., осуждённого по ч. 4 ст. 111 УК РФ к 9 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев с возложением ограничений и обязанностей.

Согласно ст. 252 УПК РФ судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению. Изменение обвинения в судебном разбирательстве допускается, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту.

Однако, вопреки указанной норме закона, суд ухудшил положение осуждённого, признав установленным в судебном заседании совершение Фаухотдиновым С.В. преступления в состоянии алкогольного опьянения и признав в его действиях отягчающее наказание обстоятельство – совершение преступления в состоянии опьянения осуждённому, вызванном употреблением алкоголя, тогда как в ходе предварительного следствия совершение преступления в состоянии опьянения не вменялось.

Кроме того, судом при решении вопроса о назначении осуждённому наказания по ч. 4 ст. 111 УК РФ необоснованно не было признано в качестве смягчающего наказание обстоятельства активное способствование раскрытию и расследованию преступления.

При таких обстоятельствах судебная коллегия исключила из описательно-мотивировочной части приговора указание на совершение Фаухотдиновым С.В. преступления в состоянии алкогольного опьянения, а также на наличие у отягчающего наказание обстоятельства – совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, признала наличие смягчающего наказание обстоятельства, предусмотренного п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ,– активного способствования раскрытию и расследованию преступления и назначила ему наказание с применением ч. 1 ст. 62 УК РФ - 7 лет 6 месяцев лишения свободы.

В остальной части приговор оставлен без изменения.

В связи с неправильным применением уголовного закона при назначении наказания изменен приговор Никольского районного суда в отношении Корягина А.Ю., судимого, в том числе, 11 февраля 2016 года по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года на основании ст. 73 УК РФ, постановлением от 2 июля 2016 года испытательный срок продлён на 1 месяц, 13 июля 2016 года постановлением условное осуждение по приговору отменено, а наказание в виде 2 лет лишения свободы постановлено исполнить реально, постановлением от 8 ноября 2016 года вследствие издания уголовного закона, имеющего обратную силу, считается осуждённым по ч. 1 ст. 158 УК РФ к 1 году лишения свободы, освобождён 9 июня 2017 года по постановлению суда от 29 мая 2017 года условно-досрочно на 1 месяц 12 дней (оставшаяся не отбытая часть на 20 июля 2017 года – 1 день), осуждённого по ч. 3 ст. 30 и пп. «а», «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ к 2 годам 4 месяцам лишения свободы; на основании п. «в» ч. 7 ст. 79 УК РФ отменено условно-досрочное освобождение по приговору Калачеевского районного суда Воронежской области от 11 февраля 2016 года (с учётом пересмотра приговора постановлением Первомайского районного суда г. Пензы от 8 ноября 2016 года); в соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров путём полного присоединения к назначенному наказанию неотбытой части наказания по приговору от 11 февраля 2016 года в виде 1 года лишения свободы окончательно назначено 2 года 4 месяца 1 день лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Согласно п. 55 постановления Пленума ВС РФ от 22 декабря 2015 года № 58 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» при решении вопроса о назначении наказания по совокупности приговоров следует выяснять, какая часть основного или дополнительного наказания реально не отбыта лицом по предыдущему приговору на момент постановления приговора, и указать это во вводной части приговора.

Неотбытым наказанием следует считать срок, на который осуждённый был фактически условно-досрочно освобождён от дальнейшего отбывания наказания, назначенное наказание.

Однако по настоящему делу при исчислении неотбытого срока наказания суд не принял во внимание, что Корягин А.Ю. фактически освободился из мест лишения свободы 9 июня 2017 года, в связи с чем наказание Корягиным А.Ю. по приговору Калачеевского районного суда Воронежской области от 11 февраля 2016 года (с учётом пересмотра приговора постановлением Первомайского районного суда г. Пензы от 8 ноября 2016 года) фактически было отбыто 12 июля 2017 года, тогда как рассматриваемое преступление Корягиным А.Ю. было совершено 20 июля 2017 года.

Таким образом, на момент совершения Корягиным А.Ю. преступления наказание по приговору Калачеевского районного суда Воронежской области от 11 февраля 2016 года (с учётом пересмотра приговора постановлением Первомайского районного суда г. Пензы от 8 ноября 2016 года) было отбыто, что исключает возможность назначение ему наказания по совокупности приговоров.

С учетом изложенного, судебная коллегия исключила из приговора указание об отмене в соответствии с п. «в» ч. 7 ст. 79 УК РФ условно-досрочного освобождения и назначении Корягину А.Ю. наказания по ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров.

Посчитала Корягина А.Ю. осуждённым по ч. 3 ст. 30 и пп. «а», «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ к 2 годам 4 месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В остальной части приговор оставлен без изменения.

В связи с неправильным применением закона при назначении наказания изменен приговор Октябрьского районного суда, постановленный в особом порядке судебного разбирательства, в отношении Гунина Д.Ю., осуждённого по ч. 1 ст. 166 УК РФ к 2 годам лишения свободы, в соответствии с ч. 4 ст. 74 УК РФ отменено условное осуждение по приговору и.о. мирового судьи судебного участка в границах Лунинского района Пензенской области от 9 октября 2017 года, на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров к назначенному наказанию частично присоединена неотбытая часть наказания по приговору от 9 октября 2017 года и окончательно назначено 2 года 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с лишением права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами, на 1 год 7 месяцев.

Суд при назначении осуждённому наказания признал обстоятельством, отягчающим наказание, совершение им преступления в состоянии алкогольного опьянения.

При этом по смыслу ч. 4 ст. 7 УПК РФ и ч. 1.1 ст. 63 УК РФ выводы суда о признании совершения преступления в состоянии опьянения в качестве обстоятельства, отягчающего наказание, должны быть мотивированы в приговоре.

Однако каких-либо мотивов, по которым установленный факт опьянения осуждённого в момент совершения преступлений признан обстоятельством, отягчающим наказание, в приговоре не приведено. Фактическое нахождение виновного в момент совершения преступления в состоянии опьянения и констатация этого при описании преступного деяния сами   по себе не являются основанием для признания данного обстоятельства отягчающим наказание.

С учетом изложенного, судебная коллегия исключила из приговора отягчающее наказание Гунина Д.Ю. обстоятельство – совершение преступления в состоянии алкогольного опьянения и смягчила Гунину Д.Ю. наказание по ч. 1 ст. 166 УК РФ до 1 года 11 месяцев лишения свободы, а также по совокупности приговоров на основании ст. 70 УК РФ - до 2 лет 5 месяцев лишения свободы.

В остальной части приговор оставлен без изменения.

В целях улучшения качества рассмотрения уголовных дел и соблюдения норм уголовного и уголовно-процессуального закона, судебная коллегия рекомендует председателям судов обсудить данную информацию на оперативном совещании с судьями.