13 апреля 2016 года, 14:57  |  Аналитика

В Гражданский кодекс Российской Федерации внесены значительные изменения, которые требуют нашего постоянного изучения. В большинстве своем новые нормы сохранили прежние подходы к регулированию общих вопросов, лишь уточнив некоторые детали и дополнив правилами, уже сложившимися в судебной практике. Вместе с тем ряд положений являются весьма интересными, новеллами, отражают тенденции унификации правового регулирования.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации принял 23 июня 2015 г. Постановление «О применении судами некоторых положений раздела 1 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее – Постановление Пленума от 23 июня 2015 г.), 29 сентября 2015 г. - «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса об исковой давности».

Пленум Верховного Суда РФ 15 марта 2016 г. обсудил проект Постановления о мерах ответственности за нарушение обязательств, которые предусматривает Гражданский кодекс. Проект есть в интернете.

Наиболее важное значение для понимания тенденций развития правоприменения имеют разъяснения, данные в пунктах первом и девятом Постановления Пленума от 23 июня 2015 г. Они имеют практические последствия при рассмотрении всех гражданских дел.

Верховный Суд РФ акцентировал внимание на активную роль суда в рассмотрении гражданских дел. Правильно применять законодательство возможно только в тех случаях, когда исключен формальный подход при рассмотрении дел, которым часто грешат суды.

Кроме того, растущая в последние годы тенденция к манипулированию правом и формальному подходу недобросовестных участников процесса к содержанию правоотношений вынудила законодателя внести определенные поправки в ст. 10 ГК РФ. Постановление Пленума от 23 июня указывает, что недобросовестным поведение стороны может быть признано не только по инициативе другой стороны, но и по инициативе суда (п. 1).

Принципиально важно, что в этом случае суд обязан вынести вопрос о недобросовестности на обсуждение. Данная оговорка позволит избежать неожиданных для сторон решений суда со ссылкой на ст. 10 ГК РФ, притом что сторона могла доказать свою добросовестность, но не представляла соответствующие доказательства, разумно полагая, что это не входит в предмет доказывания.

Пример, когда Ленинским районным судом вопрос о недобросовестности был вынесен на обсуждение сторон: гражданин С. в 2012 г. купил в ООО «Технический центр» автомобиль Opel Astra за 1 280 000 рублей с гарантийным сроком производителя 3 года. Обратился в суд с иском не к продавцу, а к официальному дилеру ООО «Автолоцман», указывая, что выявил в автомобиле недостатки - падение мощности двигателя, загорается контрольная лампа, свидетельствующая о наличии неисправности. Просил взыскать стоимость автомобиля, две неустойки в размере 3 и 5 миллионов, моральный вред, штраф.

Исследовав доказательства, сославшись на ст. 10 ГК РФ, суд указал, что истцом Сорокиным Д.Ю. игнорировались требования инструкции по эксплуатации автомобиля, поскольку истец в течение срока эксплуатации принадлежащего ему автомобиля являлся активным участником гоночных соревнований различного уровня. В заездах Сорокин Д.Ю. участвовал на спорном автомобиле. Суд отказал в иске и по другим основаниям.

Под злоупотреблением правом понимается осуществление гражданином и юридическим лицом своих прав с причинением вреда другим лицам. Иными словами, при злоупотреблении правом лицо действует в пределах предоставленных ему прав, но недозволенным образом.

Позиция Верховного Суда РФ о применении ст. 10 ГК РФ подробно изложена в Определении от 20 октября 2015 г. N 18-КГ15-181 по делу об обращении взыскания на заложенное имущество. Например, не может рассматриваться в качестве злоупотребления правом требование Банка об обращении взыскания на имущество, стоимость которого превышает размер задолженности.

Или в Определении от 15.10.2013 N 5-КГ13-88 по конкретному делу Верховный Суд РФ указал: если родитель, сознательно не проявляющий заботу о благосостоянии детей и фактически оставляющий их без попечения, совершил сделку по отчуждению жилого помещения (доли в праве собственности на жилое помещение) с целью ущемления прав детей, действия родителя могут свидетельствовать о злоупотреблении правом.

Применение ст. 10 ГК РФ может быть обоснованным при рассмотрении споров о заключенности договора, суд должен оценивать обстоятельства дела исходя из презумпции разумности и добросовестности участников гражданских правоотношений, закрепленной статьей 10 ГК РФ. В этом контексте может быть изучено Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 25.02.2014 N 165 «Обзор судебной практики по спорам, связанным с признанием договоров незаключенными»

В любом случае, суды должны обоснованно применять ст. 10 ГК РФ.

На семинаре невозможно осветить все заслуживающие внимания новые положения ГК РФ. В рамках общего обзора изменений Гражданского кодекса более подробно рассмотрим вопросы, поступившие из судов области.

Судьи Зареченского городского суда спрашивают, какие нормы права следует применять, если в суде оспариваются сделки, заключенные 1 июля 2014 г. и 1 июня 2015 г., в день вступления в силу законов о внесении изменений в Гражданский кодекс.

Ответ: Применяются нормы Гражданского кодекса, действующие в день заключения сделки, то есть новое законодательство.

Вопрос судей Зареченского городского суда о юридически значимых сообщениях, в том числе о судебных извещениях.

По мнению некоторых судей, по смыслу статьи 165.1 ГК РФ неполучение физическим лицом направленной ему судебной повестки приравнивается к получению юридически значимого сообщения по обстоятельствам, зависящим от него.

В соответствии с п. 68 Постановления Пленума статья 165.1 ГК РФ подлежит применению также к судебным извещениям и вызовам, если гражданским процессуальным законодательством не предусмотрено иное.

В какой степени действие ст. 165.1 Гражданского кодекса распространяется на судебные вызовы?

Юрлицо несет риск последствий неполучения юридически значимых сообщений, поступивших по его адресу, указанному в Едином Государственном Реестре Юридических лиц, а также отсутствия по этому адресу своего представителя. Постановление Верховного Суда РФ от 03.08.2015 N 304-АД15-8572 по делу N А70-5395/2014.

В отношении граждан в ГПК РФ требуется установление такого порядка извещения о времени и месте судебного разбирательства, чтобы в случае возврата с почты судебной корреспонденции за истечением срока хранения исполнение судом своей обязанности по вызову соответствующего лица считалось надлежащим.

Поэтому формы оповещений могут быть различными, например, с помощью средств факсимильного, телефонного оповещения или оповещения с использованием сети Интернет, вручение повестки с помощью письмоносца.

Ответ: В судах общей юрисдикции возврат почтовой корреспонденции за истечением срока ее хранения (даже при вручении извещения представителю стороны - физического лица в отсутствие просьбы стороны о направлении извещения представителю) не признается надлежащим извещением стороны о времени и месте судебного разбирательства. Только в случае установления обстоятельств злоупотребления правом можно признать, что сторона извещена.

При применении ст. 165.1 ГК РФ суды должны учитывать, что в соответствии п. 3 Приказа Минкомсвязи России от 31 июля 2014 г. N 34 «Об утверждении Правил оказания услуг почтовой связи" почтовые отправления при невозможности их вручения адресатам хранятся в объектах почтовой связи в течение 30 дней со дня поступления почтового отправления в объект почтовой связи.

При неявке адресата за почтовым отправлением в течение 5 рабочих дней после доставки первичного извещения ему доставляется и вручается под расписку вторичное извещение.

П. 35 Правил предусматривает причины возврата почтового отправления по обратному адресу.

Пример, по делу о переводе прав и обязанностей покупателя по договору купли-продажи в суд продавцом представлено уведомление о намерении продать свою долю, которое согласно описи вложения и почтовому конверту направленно истцу по почте с простым уведомлением. Из указанных письменных доказательств следует, что почтовое отправление адресату не вручено, при этом причины невручения на конверте не отмечены. Суд пришел к выводу о том, что в данном случае ответчиками не доказано невручение истцу направленного ему юридически значимого сообщения по обстоятельствам, зависящим от него.

Вопрос об общих положениях об обязательствах: суды должны учитывать, что общие положения об обязательствах (весь подраздел 1) применяется как к договорным, так и к внедоговорным обязательствам, если только иное не предусмотрено правилами об отдельных видах договоров или правилами глав 59 и 60 ГК РФ.

Вопрос об исполнении обязательства в натуре является актуальным, так как законом предусмотрено присуждение денежной суммы на случай неисполнения судебного акта о понуждении к исполнению обязательства в натуре: ст. 308.3 "Защита прав кредитора по обязательству".

Практически полезными для применения указанных норм могут быть следующие положения: суд должен оценить, возможно ли такое исполнение юридически или фактически; не будет ли оно для ответчика чрезмерно обременительно; возможно ли истцу получить исполнение из другого источника; не носит ли исполнение исключительно личный характер; заявлено ли требование об исполнении в натуре в разумный с момента нарушения срок.

Вопрос судей Сердобского городского суда о порядке присуждения денежной суммы кредитору на случай неисполнения судебного акта: ст. 308'3 ГК РФ.

В литературе по-разному называют эту сумму, например судебный штраф, астрент. Наибольшее употребление, в том числе и Верховным Судом РФ, имеет определение - «судебная неустойка».

В результате такого присуждения исполнение судебного акта должно для ответчика оказаться более выгодным, чем его неисполнение.

Определяя размер судебной неустойки, суд учитывает степень затруднительности исполнения судебного акта, возможности ответчика по добровольному исполнению судебного акта, его имущественное положение, если это предприниматель или коммерческая организация, в частности, размер финансового оборота, а также иные заслуживающие внимания обстоятельства.

Судебная неустойка не учитывается при определении размера убытков, причиненных неисполнением обязательства в натуре: такие убытки подлежат возмещению сверх судебной неустойки (пункт 1 статьи 330 ГК РФ, статья 394 ГК РФ).

Начисление предусмотренных статьей 395 ГК РФ процентов на судебную неустойку не допускается (такой вопрос также задают судьи).

Правила пункта 1 статьи 308'3 ГК РФ не распространяются на случаи неисполнения денежных обязательств.

Принимая во внимание, что по смыслу пункта 1 статьи 3083 ГК РФ судебная неустойка может быть присуждена только на случай неисполнения гражданско-правовых обязанностей, она не может быть установлена по спорам административного характера, рассматриваемым в порядке административного судопроизводства, а также при рассмотрении трудовых споров, в том числе о восстановлении на работе, пенсионных, а также споров по искам родителей, проживающих отдельно от детей, об устранении препятствий в общении с ними (статья 5 Трудового кодекса Российской Федерации, статья 4 Семейного кодекса Российской Федерации).

Суд не вправе отказать в присуждении судебной неустойки в случае удовлетворения иска о понуждении к исполнению обязательства в натуре.

Судебная неустойка может быть присуждена как одновременно с вынесением судом решения о понуждении к исполнению обязательства в натуре, так и в последующем при его исполнении только по заявлению истца или взыскателя в исполнительном производстве (часть 4 статьи 1 ГПК РФ).

Вопросы о процентах за пользование чужими денежными средствами (ст. 395 ГК РФ) поступили из М.Сердобинского районного, Сердобского городского судов, обоснованы тем, что изменилась ответственность за нарушение денежных обязательств.

Если раньше размер процентов за пользование чужими денежными средствами определялся исходя из учетной ставки банковского процента на день предъявления иска или на день вынесения решения, то теперь он будет определяться на основе опубликованной Банком России средней ставки банковского процента по вкладам физических лиц за период просрочки, существующими в месте жительства кредитора или, если кредитором является юридическое лицо – в месте его нахождения.

Это правило вытекает из положения, закрепленного в ст. 316 ГК РФ, посвященному месту исполнения обязательств. Новым стало разделение денежных обязательств на два вида – на предусматривающие исполнение наличными деньгами и на безналичное денежное обязательство. Применительно к первому виду все осталось по прежнему: местом исполнения считается место нахождения кредитора, однако для безналичных обязательств местом их исполнения признано место нахождения банка, в котором кредитору открыт банковский счет. Отражает общий подход – учет интересов кредитора при принятии исполнения.

Если подлежащая уплате сумма процентов явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд по заявлению должника вправе уменьшить предусмотренные проценты, но не менее чем до суммы, определенной из средней ставки по банковским вкладам физических лиц.

Проценты, предусмотренные пунктом 1 статьи 395 ГК РФ, подлежат уплате независимо от основания возникновения обязательства (договора, других сделок, причинения вреда, неосновательного обогащения или иных оснований, указанных в ГК РФ).

В случаях, когда разрешаемый судом спор вытекает из налоговых или других финансовых и административных правоотношений, гражданское законодательство может быть применено к указанным правоотношениям при условии, что это предусмотрено законом (пункт 3 статьи 2 ГК РФ).

Если кредитором является организация, имеющая филиалы, то расчет процентов за неисполнение денежного обязательства, которое содержится в договоре, заключенном работником филиала от имени организации –кредитора, производится исходя из ставок для федерального округа по месту нахождения филиала на момент заключения договора (пункт 2 статьи 54, пункт 2, абзац третий пункта 3 статьи 55 ГК РФ).

Сумма процентов, установленных статьей 395 ГК РФ, засчитывается в сумму убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением денежного обязательства (пункт 1 статьи 394 и пункт 2 статьи 395 ГК РФ).

Если законом или соглашением сторон установлена зачетная неустойка за нарушение денежного обязательства, то положения пункта 1 статьи 395 ГК РФ не применяются. В таком случае взысканию подлежит установленная неустойка, а не проценты, предусмотренные статьей 395 ГК РФ (пункт 4 статьи 395 ГК РФ).

Если кредитором соблюден претензионный порядок в отношении суммы основного долга, считается соблюденным и претензионный порядок в отношении процентов, взыскиваемых на основании статьи 395 ГК РФ.

Сумма процентов, подлежащих взысканию по правилам статьи 395 ГК РФ, определяется на день вынесения решения судом, исходя из периодов, имевших место до указанного дня. Проценты за пользование чужими денежными средствами взимаются по день уплаты этих средств кредитору. Одновременно с установлением суммы процентов, подлежащих взысканию, суд в резолютивной части решения указывает на взыскание процентов до момента фактического исполнения обязательства (пункт 3 статьи 395 ГК РФ). При этом день фактического исполнения обязательства, в частности, уплаты задолженности кредитору, включается в период расчета процентов.

К размеру процентов, взыскиваемых по правилам пункта 1 статьи 395 ГК РФ, положения статьи 333 ГК РФ не применяются (пункт 6 статьи 395 ГК РФ).

Если недействительная сделка исполнена обеими сторонами, то при рассмотрении иска о применении последствий ее недействительности необходимо учитывать, что по смыслу пункта 2 статьи 167 ГК РФ, произведенные сторонами взаимные предоставления считаются равными, пока не доказано иное, и их возврат должен производиться одновременно, в связи с чем проценты, установленные статьей 395 ГК РФ, на суммы возвращаемых денежных средств, не начисляются.

В то же время при наличии доказательств, подтверждающих, что полученная одной из сторон денежная сумма явно превышает стоимость переданного другой стороне, к отношениям сторон могут быть применены нормы о неосновательном обогащении (подпункт 1 статьи 1103, статья 1107 ГК РФ). В таком случае на разницу между указанной суммой и суммой, эквивалентной стоимости переданного другой стороне, начисляются проценты, предусмотренные статьей 395 ГК РФ, с момента, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности получения или сбережения денежных средств.

В том случае, когда при проведении двусторонней реституции одна сторона осуществила возврат ранее полученного другой стороне, например, индивидуально-определенной вещи, а другая сторона не возвратила уплаченные за нее денежные средства, то с момента такого возврата на сумму невозвращенных средств подлежат начислению проценты на основании статьи 395 ГК РФ (статьи 1103, пункт 2 статьи 1107 ГК РФ).

Обязанность причинителя вреда по оплате процентов, предусмотренных статьей 395 ГК РФ, возникает со дня вступления в законную силу решения суда, которым удовлетворено требование потерпевшего о возмещении причиненных убытков.

Вопрос о неустойке поступил из Малоcердобинского районного суда.

Суть изменений законодательства состоит в том, что в случае, когда соглашением сторон предусмотрена неустойка за неисполнение или ненадлежащее исполнение денежного обязательства, предусмотренные статьей 395 ГК РФ проценты не подлежат взысканию, если иное не предусмотрено законом или договором. Раньше данное правило было императивным.

Следует обратить внимание на следующее: Согласно пункту 1 статьи 394 ГК РФ, если за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства установлена неустойка, то убытки возмещаются в части, не покрытой неустойкой (зачетная неустойка). Законом или договором могут быть предусмотрены случаи, когда допускается взыскание только неустойки, но не убытков (исключительная неустойка), или когда убытки могут быть взысканы в полной сумме сверх неустойки (штрафная неустойка), или когда по выбору кредитора могут быть взысканы либо неустойка, либо убытки (альтернативная неустойка).

Если размер неустойки установлен законом, то в силу пункта 2 статьи 332 ГК РФ он не может быть по соглашению сторон уменьшен, но может быть увеличен, если такое увеличение законом не запрещено. Например, не допускается увеличение размера неустоек, установленных частью 14 статьи 155 Жилищного кодекса за несвоевременное или неполное внесение лицами платы за жилое помещение и коммунальные услуги.

По смыслу статьи 330 ГК РФ истец вправе требовать присуждения неустойки по день фактического исполнения обязательства (в частности, фактической уплаты кредитору денежных средств, передачи товара, завершения работ). Законом или договором может быть установлен более короткий срок для начисления неустойки, либо ее сумма может быть ограничена (например, пункт 4 статьи 401 ГК РФ, пункт 6 статьи 161 Федерального закона от 25 апреля 2002 года № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств»).

Присуждая неустойку, суд в резолютивной части решения указывает сумму неустойки, исчисленную на дату вынесения решения и подлежащую взысканию, а также то, что такое взыскание производится до момента фактического исполнения обязательства.

Изменяются правила снижения суммы явно несоразмерной неустойки.

Статья 333 Гражданского кодекса с 1 июня 2015 г. действует в новой редакции, предусматривающей повышенные требования к субъектам предпринимательской деятельности. Если лицо, занимающееся предпринимательством, нарушит обязательство, снижение размера неустойки будет возможно только по заявлению должника.

Кроме того, в законе закреплено, что для лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность, уменьшение неустойки, определенной договором, является исключительным случаем и только, если будет доказано, что взыскание неустойки в предусмотренном договором размере может привести к получению кредитором необоснованной выгоды.

При взыскании неустойки с иных лиц правила статьи 333 ГК РФ могут применяться не только по заявлению должника, но и по инициативе суда, если усматривается очевидная несоразмерность неустойки последствиям нарушения обязательства (пункт 1 статьи 333 ГК РФ). В этом случае суд при рассмотрении дела выносит на обсуждение обстоятельства, явно свидетельствующие о такой несоразмерности (статья 56 ГПК РФ). При наличии в деле доказательств, подтверждающих явную несоразмерность неустойки последствиям нарушения обязательства, суд уменьшает неустойку по правилам статьи 333 ГК РФ.

Если уменьшение неустойки допускается по инициативе суда, то вопрос о таком уменьшении может быть также поставлен на обсуждение сторон судом апелляционной инстанции независимо от перехода им к рассмотрению дела по правилам производства в суде первой инстанции (части 1 и 2 статьи 330 ГПК РФ), это следует учитывать при рассмотрении дел.

Доводы ответчика о невозможности исполнения обязательства вследствие тяжелого финансового положения, наличия задолженности перед другими кредиторами, наложения ареста на денежные средства или иное имущество ответчика, отсутствия бюджетного финансирования, неисполнения обязательств контрагентами, добровольного погашения долга полностью или в части на день рассмотрения спора, выполнения ответчиком социально значимых функций, наличия у должника обязанности по уплате процентов за пользование денежными средствами (например, на основании статей 317'1, 809, 823 ГК РФ) сами по себе не могут служить основанием для снижения неустойки.

При оценке соразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства, необходимо учитывать, что никто не вправе извлекать преимущества из своего незаконного поведения, а также то, что неправомерное пользование чужими денежными средствами не должно быть более выгодным для должника, чем условия правомерного пользования (пункты 3, 4 статьи 1 ГК РФ).

Правила о снижении размера неустойки на основании статьи 333 ГК РФ применяются также в случаях, когда неустойка определена законом, например, статьями 23, 23.1, пунктом 5 статьи 28, статьями 30 и 31 Закона о защите прав потребителей, пунктом 6 статьи 13 Закона об ОСАГО.

Малосердобинский суд спрашивает, какой редакцией Гражданского кодекса руководствоваться в случае, если кредитный договор заключен до 1 июня 2015 г., в судебном заседании должник просит снизить размер неустойки, ссылаясь на ст. 333 Гражданского кодекса в новой редакции.

Из вопроса следует, что должником является физическое лицо. Если период просрочки уплаты денежных средств продолжается после 01.06.2015 г., то возможно применение к рассматриваемым отношениям ст. 333 Гражданского кодекса в новой редакции.

Поручительство

Правила о поручительстве претерпели достаточно большие изменения. Можно обратить внимание на общее направление этих изменений. По сути дела большинство из них нацелено на расширение возможностей применения поручительства и усиление его обеспечительного значения. Примерами, подтверждающими этот тезис, могут служить следующие новеллы:

- в договоре поручительства, поручителем по которому является предприниматель, может быть указано, что поручительство обеспечивает все существующие и (или) будущие обязательства должника перед кредитором в пределах определенной суммы;

- в случае смерти должника поручитель по этому обязательству не может ссылаться на ограниченную ответственность наследников должника по долгам наследодателя (пункт 1 статьи 1175 ГК РФ);

- в случае если обеспеченное поручительством обязательство было изменено без согласия поручителя, что повлекло за собой увеличение ответственности или иные неблагоприятные последствия для поручителя, поручитель отвечает на прежних условиях (раньше в этом случае поручительство прекращалось);

- договор поручительства может предусматривать заранее данное согласие поручителя в случае изменения обязательства отвечать перед кредитором на измененных условиях. Такое согласие должно предусматривать пределы, в которых поручитель согласен отвечать по обязательствам должника;

- смерть должника, реорганизация юридического лица - должника теперь не прекращают поручительство; согласие поручителя отвечать за исполнение обязательства за заемщика в случае смерти заемщика не требуется.

- предъявление кредитором к должнику требования о досрочном исполнении обязательства не сокращает срок действия поручительства, определяемый исходя из первоначальных условий основного обязательства.

Никольский суд задал вопрос о действии договора поручительства в случае смерти должника, если правоотношения возникли до 1 июня 2015 г. Имеется судебная практика Верховного Суда РФ (ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 18 ноября 2014 г. по делу N 32-КГ14-12).

Актуальным является вопрос Кузнецкого районного суда об убытках. Согласно п. 11 Постановления Пленума от 23 июня 2015 г. убытки должны быть установлены судом с разумной степенью достоверности, а отказ в их возмещении не может быть обоснован исключительно невозможностью установления их точного размера. В Определении Верховного Суда Российской Федерации от 14 апреля 2015 г. N 14-КГ15-1 по иску Агафонова В.Н. к Министерству финансов Российской Федерации, Федеральной службе судебных приставов о возмещении имущественного вреда и компенсации морального вреда подробно и понятно изложена данная позиция.

Согласно статьям 15, 393 ГК РФ в состав убытков входят реальный ущерб и упущенная выгода.

Под реальным ущербом понимаются расходы, которые кредитор произвел или должен будет произвести для восстановления нарушенного права, а также утрата или повреждение его имущества.

Упущенной выгодой являются неполученные кредитором доходы, которые он получил бы с учетом разумных расходов на их получение при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено.

Стоит отметить, что ВС РФ отдельно разъясняет, что расчет упущенной выгоды, как правило, является "приблизительным и носит вероятностный характер", и это обстоятельство не может служить самостоятельным основанием для отказа в иске (п. 13 Постановления Пленума от 23 июня 2015 г.).

Практика по взысканию упущенной выгоды в настоящий момент является крайне редкой. Это объясняется тем, что условиями взыскания упущенной выгоды зачастую являются такие факторы, как неизбежность получения дохода; достоверность суммы упущенной выгоды; выступало ли допущенное нарушение единственным фактором, не позволившим истцу получить выгоду, и пр. Исключение необходимости подтверждения точного размера неполученного дохода должно облегчить процесс доказывания.

Суды стремятся к четкому определению размера упущенной выгоды, например:

Г., являющийся собственником нежилого помещения в жилом доме, был намерен сдать его в аренду, заключил заблаговременно 22 апреля 2014 г. ООО «СВ» договор аренды для размещения салона-магазина, по условиям договора нежилое помещение подлежало передаче в срок до 02 июня 2014 г. после окончания ремонта в помещении; арендная плата установлена в размере 30 000 руб. ежемесячно.

Однако 29 мая 2014 г. нежилое помещение было повреждено в результате залива водой из квартиры, расположенной этажом выше.

Г. обратился в суд с иском к К., собственнику квартиры этажом выше, о взыскании упущенной выгоды, в обоснование указав, что передача помещения истца ООО «СВ» на условиях договора аренды не состоялась из-за залива. Помещение было повреждено и не соответствовало эксплуатационным требованиям. Он вынужден был во второй раз выполнить ремонт и по договору от 7 ноября 2014 г. передал помещение в аренду другому арендатору.

Суд взыскал упущенную выгоду за период с 02 июня 2014 г. (начало исполнения договора аренды от 22 апреля по 07 декабря 2014 г. (даты уплаты арендной платы по второму договору аренды).

Судебная коллегия не согласилась с выводом суда первой инстанции о взыскании убытков в виде упущенной выгоды за период с 07 ноября 2014 г. по 07 декабря 2014 г., поскольку 07 ноября 2014 г. истец заключил второй договор аренды спорного помещения, самостоятельно и по своему усмотрению распорядившись правами собственника. Из условий указанного договора следует, что помещение передано арендатору в день подписания договора, то есть, 7 ноября 2014 г., при отсутствии недостатков, препятствующих эксплуатации помещения.

Кузнецкий суд спрашивает, при нецелесообразности восстановления имущества, поврежденного в результата залива, пожара, подлежит ли взысканию ущерб в виде его стоимости без вычета износа.

Верховный Суд РФ в Постановлении Пленума от 23 июня 2015 г. разъяснил, что если для устранения повреждений имущества истца использовались или будут использованы новые материалы, то за исключением случаев, установленных законом или договором, расходы на такое устранение включаются в состав реального ущерба истца полностью, несмотря на то, что стоимость имущества увеличилась или может увеличиться по сравнению с его стоимостью до повреждения. Размер подлежащего выплате возмещения может быть уменьшен, если ответчиком будет доказано или из обстоятельств дела следует с очевидностью, что существует иной более разумный и распространенный в обороте способ исправления таких повреждений подобного имущества.

Для информации. В "Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 4 (2015)" (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 23.12.2015) дан ответ на вопрос:

Возможно ли взыскание с непосредственного причинителя вреда стоимости необходимых для восстановления автотранспортного средства деталей, узлов и агрегатов без учета износа при выборе потерпевшим способа возмещения вреда, причиненного транспортному средству, путем организации и оплаты восстановительного ремонта поврежденного транспортного средства на станции технического обслуживания, с которой у страховщика заключен договор о ремонте транспортного средства в рамках договора обязательного страхования?

Ответ:

Потерпевший вправе требовать со страховой компании, являющейся страховщиком по обязательному страхованию гражданской ответственности причинителя вреда, выплаты страхового возмещения в пределах сумм, предусмотренных ст. 7 Закона об ОСАГО (например, 400 тысяч рублей).

В случае, если стоимость ремонта превышает указанную выше сумму ущерба (400 тысяч рублей), с причинителя вреда подлежит взысканию дополнительная сумма, рассчитываемая в соответствии с Единой методикой с учетом износа подлежащих замене деталей, узлов и агрегатов транспортного средства.

По смыслу статей 15 и 393 ГК РФ, кредитор представляет доказательства, подтверждающие наличие у него убытков, а также обосновывающие с разумной степенью достоверности их размер и причинную связь между неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства должником и названными убытками.

При установлении причинной связи между нарушением обязательства и убытками необходимо учитывать, в частности то, к каким последствиям в обычных условиях гражданского оборота могло привести подобное нарушение. Если возникновение убытков, возмещения которых требует кредитор, является обычным последствием допущенного должником нарушения обязательства, то наличие причинной связи между нарушением и доказанными кредитором убытками предполагается.

Должник, опровергающий доводы кредитора относительно причинной связи между своим неправомерным поведением и убытками кредитора, не лишен возможности представить доказательства существования иной причины возникновения этих убытков.

Вина в нарушении обязательства предполагается, пока не доказано обратное. Отсутствие вины в неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательства доказывается должником (пункт 2 статьи 401 ГК РФ).

ст. 157.1 ГК РФ

Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 23 июня 2015 г. в п. 55 разъяснил, что с третьего лица на совершение сделки может быть выражено любым способом, за исключением случаев, когда законом установлена конкретная форма согласия.

Следует обратить внимание, что в ст. 35 Семейного кодекса РФ внесены изменения. Для заключения одним из супругов сделки по распоряжению имуществом, права на которое подлежат государственной регистрации, сделки, для которой законом установлена обязательная нотариальная форма, или сделки, подлежащей обязательной государственной регистрации, необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга.

Начало действия редакции – 29 декабря 2015 г.

Судьи Кузнецкого районного суда спрашивают, возможно ли одновременное рассмотрение требований о признании согласия на совершение сделки недействительным и признания сделки недействительным.

Ответ: возможно.

Для случаев, когда сторона знала о юридических недостатках сделки, но тем не менее пыталась впоследствии ее оспорить, установлено правило о недобросовестности этой стороны. Так, лицо, которое знало или должно было знать об основаниях недействительности оспоримой сделки, после признания этой сделки недействительной не считается действовавшим добросовестно (абз. 2 п. 1 ст. 167 ГК РФ). Это ответ на Вопрос судей Кузнецкого районного суда о возможности отказа в иске о признании недействительной сделки только по основанию недобросовестности лица, предъявившего требование о недействительности сделки.

Реформы Гражданского кодекса Российской Федерации будут продолжаться. При применении права важно знать "как стало", и помнить "как было", правоотношения, которые сегодня являются предметом спора, часто возникли и развивались еще в бытность старой редакции ГК и, следовательно, все еще подчиняются прежним правилам.

Е.В. Прудентова, судья коллегии по гражданским делам Пензенского областного суда